2e736136

Мамедгулузаде Джалил - Школа Селения Данабаш



Джалил Мамедгулузаде
ШКОЛА СЕЛЕНИЯ ДАНАБАШ
События, о которых я собираюсь рассказать, - дела давно минувших лет.
Правда, не могу сказать определенно, сколько минуло, но одно помню хорошо, что
событие это произошло спустя семь лет после взятия русскими Карса. Вот и
считай, сколько тому годов!
Эх, дни-то приходят и уходят! Где те времена, где тот день, ;когда русские
взяли Каре? А будто все это было вчера. Хоть и был я тогда мал, но помню все
подробности. Помню даже то, что было самое начало молотьбы, то есть самая
страда.
Я не знаю, как в других деревнях, но у нас в Данабаше в это время года
никого в деревне не найдешь: все население бывает в поле. В деревне остаются
лишь женщины и собаки, потому что им-то в поле нечего делать.
В тот день, когда произошло все это, я и сам был на току. Сказали, что
приехали в село начальник, кази, следователь, врач, мировой судья и ушкол1. И
принес это известие не кто-нибудь, а наш сосед по току Кербалай-Мирзали. И
если бы принес это известие один Кербалай-Мирзали, то мы, может, и не поверили
бы, потому что трудно поверить, чтобы в село приехало сразу столько народу. К
чему? Зачем? Не разорять же село! Что за важное дело случилось, чтобы
понаехало столь-ко людей в один и тот же день?
Я говорю совершенно серьезно, что в начале мы не сразу по-верили
Кербалай-Мнрзали, но потом и другие подтвердили его слова. И не только
подтвердили, но еще дополнили новыми подробностями. Так, после
Кербалай-Мирзали пришел дядя Гасым. Покойный отец (да благословит аллах память
и ваших дорогих покойников) стал расспрашивать его, и дядя Гасым поклялся
аллахом и начал перечислять тех, кто прибыл в село: начальник, его помощник,
казачий офицер, следователь и миро-вой судья.
За дядей Гасымом прибежал Мешади-Ярмамед. Этот на-звал приехавших в село
совсем иначе. Мешади-Ярмамед поклял-ся аллахом и даже пророком, что в село
приехали начальник, губернатор, шейх-уль-ислам, секретарь, лекарь, ушкол.
Одним словом, многое я позабыл, но мне помнится, что он называл всех
возможных начальников, которые только су-ществуют на земле.
Это сообщение совсем сбило нас с толку. Мало того, оста-новило нашу
работу. Мы молотили на досках. Услышав о при-езде начальства, мы забыли о
волах, запряженных в молотиль-ные доски, и занялись разговорами и пересудами.
А волы при-нялись пожирать разбросанные на току колосья.
За короткое время собралось возле нас человек шесть или семь, потому что
каждый, кто приходил с новыми известиями, опускался тут же на корточки в тени
навеса, а мы все собира-лись вокруг него, чтобы послушать.
Несколько раз пересчитав приехавших по пальцам, кресть-яне перевели
разговор на другое: а для чего, собственно, при-ехали все эти начальники в
наше село? Это не легкий вопрос. Кто может сказать, по какому делу приехали в
село началь-ник, кази, ушкол, казак, стражник и прочие начальники? Сколько у
нас в селении пожилых людей ни один из них за всю жизнь не видел такого
события и не слышал о чем-нибудь по-добном.
Правда, приезжали к нам и начальник, и следователь, и лекарь, и кази, и
даже губернатор приезжал, но не все сразу. Вот поэтому-то, сколько ни судили,
ни рядили Кербалай-Мир-зали, дядя Гасым, Мешади-Ярмамед, покойный мой отец
(пусть благословит аллах память и ваших дорогих покойников!), так ни к чему и
не могли прийти.
Что до Мешади-Ярмамеда, так тот полагал, что все эти на-чальники понаехали
в деревню, чтобы набрать солдат. Однако другие с ним не соглашались, говоря,
что, если все



Назад