2e736136

Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Сказка Про Славного Царя Гороха И Его Прекрасных Дочерей Царевну Кутафью И Царевну Горошинку



Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Сказка про славного царя Гороха и его прекрасных
дочерей царевну Кутафью и царевну Горошинку
Присказка
Баю-баю-баю...
Один глазок у Алёнушки (дочь писателя. - Ред.) спит, другой - смотрит;
одно ушко у Аленушки спит, другое - слушает.
Спи, Аленушка, спи, красавица, а папа будет рассказывать сказки. Кажется,
все тут: и сибирский кот Васька, и лохматый деревенский пес Постойко, и серая
Мышка-норушка, и Сверчок за печкой, и пестрый Скворец в клетке, и забияка
Петух.
Спи, Аленушка, сейчас сказка начинается. Вон уже в окно смотрит высокий
месяц; вон косой заяц проковылял на своих валенках; волчьи глаза засветились
желтыми огоньками; медведь Мишка сосет свою лапу. Подлетел к самому окну
старый Воробей, стучит носом о стекло и спрашивает: скоро ли? Все тут, все в
сборе, и все ждут Аленушкиной сказки.
Один глазок у Аленушки спит, другой - смотрит; одно ушко у Аленушки спит,
другое - слушает. Баю-баю-баю...
I
Жил-был, поживал славный царь Горох в своем славном царстве гороховом.
Пока был молод царь Горох, больше всего он любил повеселиться. День и ночь
веселился, и все другие веселились с ним.
- Ах, какой у нас добрый царь Горох! - говорили все.
А славный царь Горох слушает, бородку поглаживает, и еще ему делается
веселее. Любил царь Горох, когда его все хвалили.
Потом любил царь Горох повоевать с соседними королями и другими славными
царями. Сидит-сидит, а потом и скажет:
- А не пойти ли нам на царя Пантелея? Что-то он как будто стал зазнаваться
на старости лет... Надо его проучить.
Войска у царя Гороха было достаточно, воеводы были отличные, и все были
рады повоевать. Может быть, и самих побьют, а все-таки рады. Счастливо воевал
царь Горох и после каждой войны привозил много всякого добра - и золотой
казны, и самоцветных каменьев, и шёлковых тканей, и пленников. Он ничем не
брезговал и брал дань всем, что попадало под руку: мука - подавай сюда и муку,
дома пригодится; корова - давай и корову, сапоги - давай и сапоги, масло -
давай и масло в кашу. Даже брал царь Горох дань лыком и веником. Чужая каша
всегда слаще своей, и чужим веником лучше париться.
Все иностранные короли и славные цари завидовали удаче царя Гороха, а
главное, его веселому характеру. Царь Пантелей, у которого борода была до
колен, говорил прямо:
- Хорошо ему жить, славному царю Гороху, когда у него веселый характер. Я
отдал бы половину своей бороды, если бы умел так веселиться.
Но совсем счастливых людей не бывает на свете. У каждого найдется
какое-нибудь горе. Ни подданные, ни воеводы, ни бояре не знали, что у веселого
царя Гороха тоже есть свое горе, да еще не одно, а целых два горя. Знала об
этом только одна жена царя Гороха, славная царица Луковна, родная сестра царя
Пантелея. Царь и царица от всех скрывали свое горе, чтобы народ не стал
смеяться над ними. Первое горе заключалось в том, что у славного царя Гороха
на правой руке было шесть пальцев. Он таким родился, и это скрывали с самого
детства, так что славный царь Горох никогда не снимал с правой руки перчатки.
Конечно, шестой палец - пустяки, можно жить и с шестью пальцами, а беда в том,
что благодаря этому шестому пальцу царю Гороху всего было мало. Он сам
признавался своей царице Луковне:
- Кажется, взял бы всё на свете одному себе... Разве я виноват, что у меня
так рука устроена?
- Что же, бери, пока дают, - утешала его царица Луковна. - Ты не виноват.
А если добром не отдают, так можно и силой отнять.
Царица Луковна во всем и



Назад