2e736136

Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Золотая Ночь



Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Золотая ночь
Из рассказов о золоте
I
- Ну, а я за вами... - говорил Флегонт Флегонтович, тяжело вваливаясь в
мою комнату. - Одевайтесь и едем.
- Куда?
- Говорю: одевайтесь... У меня и лошадь у ворот стоит.
Флегонт Флегонтович был одет совсем по-дорожному: в высоких охотничьих
сапогах и в кожаной шведской куртке, с сумкой через плечо и даже с
револьвером за поясом. Впрочем, он почти всегда щеголял в таком костюме,
потому что в качестве золотопромышленника постоянно разъезжал по Уралу из
конца в конец. Его приземистая широкоплечая фигура точно на заказ была
скроена и сшита именно для такой беспокойной жизни, а широкое лицо с
бронзовым загаром и лупившейся обветрелой кожей свидетельствовало о вечных
странствованиях по лесам и болотам, несмотря ни на какую погоду. Окладистая,
подстриженная русая бородка, широкий русский нос, густые сросшиеся брови и
улыбающиеся серые глаза придавали лицу Флегонта Флегонтовича типичный
русский склад, хотя и с заметным оттенком той храбрости и "себе на уме", чем
особенно отличаются все коренные сибиряки-промышленники. Говорил Флегонт
Флегонтович часто и отрывисто, точно горох сыпал, и постоянно размахивал
своими короткими жирными руками.
- Ну, что же вы еще стоите? Говорю русским языком: лошадь за воротами
стоит...
- Куда же ехать-то?
- А какое у нас сегодня число? Двадцать седьмое апреля... Так? А через
три дня что у нас будет? Не догадываетесь?
- Первое мая будет... но из этого еще ничего не следует.
- Ах, боже мой, да где же это вы живете? На луне, вероятно... Весь
город ждет этого первого мая, как христова дня, а вы вот тут сидите да мух
ловите. Говорю: одевайтесь, а потом на лошадь и в дорогу...
- На заявку?
- Наконец-то догадались... Говорите спасибо, что заехал. Другого такого
случая и не дождаться.
- А далеко ехать?
- Ну, верст сто с хвостиком будет... на Причинку покатим, да!.. Небось,
слышали уж о такой речке? Да, золото руками бери... Турфов всего пол-аршина
вскрывать. Говорю: богачество!..
В подтверждение своих слов Флегонт Флегонтович сделал своей короткой
рукой такой жест, каким капельмейстеры заканчивают пьесу. Косвенной причиной
энергичной жестикуляции Флегонта Флегонтовича было и то, что он носил на
обеих руках несколько хороших перстней. Мне давно хотелось побывать на
приисковой заявке, а настоящий случай являлся тем интереснее, что заявка
должна была совершиться в только что отведенной казенной Пятачковой даче,
про которую давно ходили слухи, как о золотом дне. В частности, о речке
Причинке шла громкая молва, и туда стремились десятки добычливых
промышленников, как в своего рода Эльдорадо.
- Кстати, захватите с собой ружье - отличная тяга, - предупреждал меня
Флегонт Флегонтович, раскуривая дешевенькую сигарку. - Сплошной лес на
шестьдесят верст. Лосей видимо-невидимо... Одним словом, прокатимся в свое
удовольствие, а лично мне вы можете пригодиться в качестве свидетеля на
случай спора по заявке.
Мои сборы были непродолжительны, благо лошадь стояла у ворот, а
относительно провизии Флегонт Флегонтович озаботился заранее. Оставалось
захватить кожан, на случай дождя, да ружье.
- А как погода, Флегонт Флегонтович? - спросил я, набивая походную
сумку папиросами.
- В лучшем виде: тихо и ясно по барометру... Может, утренничек
прихватит, ну, да это пустяки. А какие теперь ночи в лесу - роскошь! Нам
ведь придется ночевать там, на Причинке-то... Пожалуй, шубу возьмите, если
боитесь простудиться, а наше дело п



Назад