2e736136

Мамлеев Юрий - Мир И Хохот



ЮРИЙ МАМЛЕЕВ
МИР И ХОХОТ
Часть первая
Глава 1
Сначала Алле снилась тьма. Потом она услышала во сне свой голос, точнее
крик: что будет?! какими станут люди?!
Она проснулась и ощутила около себя странную пустоту. Мужа в кровати не
было. "А кажется, он как будто говорил, что выйдет рано утром за молоком",
-- подумала она.
Комната казалась опустевшей без ее Стасика. Но она сладко потянулась.
Заглянула в окно, в спокойное до ужаса небо. "Туда идти далеко, там нас нет
и не будет", -- мелькнуло в ее уме. И блаженство собственного тела захватило
ее. Глаза светились, и было ей двадцать девять лет от роду. Утробное счастье
растекалось по всем клеточкам ее тела, по самым уголкам, нежным и мягким. Ей
захотелось вдруг завыть от радости самобытия. И она, не стесняясь, завыла.
Но в этом вое были оттенки ужаса. Ужас от того, что блаженство тела --
временно и смерть где-то здесь, как всегда. И ее торжествующий крик
обрывался порой в бездну и в страх. И тайная угроза смерти превращала
блаженство в огненное существование тела, в безумие. Все рушилось, и все
было на месте.
Вспомнив о разуме, она внезапно затихла. Вой перешел в мертвую тишину.
Алла чувствовала, что ее дух помещен в оболочку, называемую плотью, но там
тепло и уютно, и в этой оболочке -- ее защита от незримых демонов,
блуждающих в невидимом. Алла погладила свою ножку. В конце концов, она
счастлива, оттого что жива. Чего еще надо? Нет, надо много, много. Чего?
Жизни -- огромной, все заполняющей, полубессмертной. "Пока в небо не надо",
-- думала она.
Разум заставил ее встать. "Утро, черт его побери! -- подумалось ей. --
Где же Стасик, куда он пропал? Наверное, ищет вкусненькое".
Накинув халат, Алла подошла к зеркалу -- огромному, верному, висящему в
гостиной. Квартира была не без антиквариата, в шестнадцатиэтажном доме в
переулке за Зубовским бульваром около Садового кольца.
Зеркало светилось, настолько оно являлось чистым и вбирающим в себя.
Алла долго, долго всматривалась. И внезапно вздрогнула. В сиянии своих
глаз она увидела мертвую точку. Две мертвые точки в каждом. Она стала
пристально вглядываться в них. Алла часто смотрела на себя в зеркало, но
никогда безумие не овладевало ею, даже когда она глядела внутрь себя
подолгу, медленно и неподвижно, грезя о бессмертии. Но сейчас что-то екнуло
в родимом сердце, слышать биение которого она тоже любила. Нет, не
сумасшествие, а гораздо хуже, словно оборвалось привычное бытие. Хотя
подумаешь: всего лишь две мертвые точки. Но она не могла оторваться от своих
глаз. Вдруг точки исчезли. И тут же она взвизгнула от ужаса: ее волосы стали
казаться ей золотистыми, шевелящимися змеями. Мгновенно видение (или
прозрение, как угодно) исчезло, но в глазах опять возникли две мертво-черные
точки. И тогда в зеркале, где-то в углу, появилось отражение Станислава, ее
мужа. Она обернулась: Стасик! -- и задрожала всем своим блаженным телом.
Никакого Стасика в комнате не было. Не было даже половины Стасика. "Бред!"
-- она опять взглянула в зеркало, и опять в нем явственно плыло отражение
мужа. "Я погибла", -- мелькнуло в уме. Оглянулась и заметалась по квартире:
где Стасик, где прячется, где? В конце концов, ему около сорока -- это не
возраст для игры в прятки.
Но Стасика нигде не оказалось. Наконец она наткнулась взглядом на лист
бумаги на письменном столе. Там было крупно написано: "Меня не ищи. Живи
себе спокойно. И не заглядывайся в зеркало. Был твой Стас".
Алла ошарашилась. Подумала: ее окружение слегка стран



Назад