2e736136

Манакин Михаил Фёдорович - Полковая Наша Семья



Манакин Михаил Фёдорович
Полковая наша семья
Аннотация издательства: Автор, начинавший участие в Великой
Отечественной войне рядовым красноармейцем-автоматчиком и выросший в одной
части до командира роты, Героя Советского Союза, повествует о боевых
действиях своих однополчан - воинов 32-го гвардейского стрелкового полка
12-й гвардейской стрелковой дивизии, об их мужестве и героизме, проявленных
в сражениях за свободу и независимость Родины. Книга рассчитана на
массового читателя.
С о д е р ж а н и е
Солдатские уроки
Командиры
Идем на рукопашную
Коммунисты
Все для победы
"Слушай боевой приказ!"
На новое направление
Даешь Ригу!
"Ачу" - по-литовски спасибо
На вислинском плацдарме
"А до смерти четыре шага"
Благодарность Верховного
От Одера до Эльбы
Последний бой
И снова мы вместе
Солдатские уроки
Дальше машина идти не могла. Мост через небольшую речку был сильно
поврежден. Водитель ЗИСа, высокий и худой солдат с рыжими усами, ярко
выделявшимися на его закопченном лице, вышел из кабины, осмотрелся,
обернулся к нам и, разведя в стороны длинные руки, сказал:
- Приехали, товарищи офицеры. Дальше добирайтесь пешком. Это недалеко,
вон там, за леском. Видите? Советую идти вдоль речки, надежнее будет. А я
назад...
Не успели мы спрыгнуть на землю, как водитель сдал машину назад и,
развернувшись, покатил по проселку обратно.
- Хорош гусь... Ему сказали до полка довезти, - заворчал младший
лейтенант Семен Левахин, - а он на полпути нас...
Семен осекся, и мы все, как по команде, повернулись в сторону леса,
куда указал шофер. Там слышалась перестрелка. Мы переглянулись в
недоумении: ведь в штабе дивизии нам сказали, что 32-й гвардейский
стрелковый полк, куда мы направлялись, после ожесточенных боев за Волхов
выведен во второй эшелон. Во второй...
- Видать, с корабля на бал попадем - Левахин бросил за плечи вещмешок
и театральным жестом пригласил меня первым ступить на шаткий настил
прочного когда-то моста.
Перестрелка неожиданно прекратилась, и мы, настороженно вслушиваясь в
наступившую тишину, торопливо пошли по тропинке, тянувшейся вдоль речки.
Было тепло и солнечно. Дожди, видно, давно не шли, и земля, истосковавшаяся
по влаге, задубела, трава пожухла и местами пожелтела.
Да, жарким выдалось лето 1943 года. Таким же знойным был и день 15
июля, когда мы закончили курсы младших лейтенантов и получили назначение в
части. Тогда тихим и солнечным утром состоялось торжественное построение
выпускников. Приехал командующий фронтом генерал-полковник М. А. Рейтер.
Весь пропыленный, уставший, но быстрый в движениях, он поздравил нас с
окончанием курсов, вручил каждому погоны, свидетельство о присвоении
первичного офицерского звания и предписание о назначении в части.
Мне, как закончившему курсы с отличием, сразу присвоили воинское
звание лейтенант. По моей личной просьбе и по ходатайству из дивизии я
получил назначение в свой, ставший родным 32-й гвардейский стрелковый полк.
О той радости, которую я испытал, когда услышал приказ о распределении,
трудно рассказать. Фронтовики хорошо знают, да и сейчас помнят, как рвались
они после излечения в госпиталях в свою часть, сколько уговаривали
кадровиков, как огорчались, если получали отказ. Только в свою роту! Только
в свой полк! Участники войны знают, какое это непреодолимое стремление. Оно
ни с чем несравнимо.
Человеку всегда свойственно желание после короткого или длительного
перерыва вернуться в знакомый коллектив, к людям, с которыми вместе
трудил



Назад