2e736136

Манова Елизавета - Игра



Елизавета Манова
Игра
Нас было пять глупцов, пять бабочек, беспечно порхнувших на огонь...
Экая ерунда! Просто пять человек устроилось на работу.
Что нас свело? Эдика - лишняя десятка и перспектива роста, Инну -
нелады с прежним начальником, Александр отработал по распределению и
вернулся в родительский дом, а Ада увидела объявление на остановке. Ну, а
я... Как-то даже неловко... Просто потребность начать сначала, переиграть
судьбу.
До этого семнадцать лет на одном месте. Целая жизнь. Ходишь одной и той
же дорогой, садишься в один и тот же вагон метро, заскакиваешь в одни и те
же магазины, и твой стол - это уже часть тебя, даже страдаешь втихомолку,
когда пора заменить его другим.
И время тебя словно не трогает: те, что рядом, стареют вместе с тобой,
и только новички оказываются все моложе и все бестолковее, и ты
удивляешься этому, не замечая, что это ты меняешься, уходишь все дальше от
своей молодости и своих первых шагов.
И все-таки время свое возьмет... сразу или не сразу... как повезет.
Просто все больше людей зовет тебя по имени-отчеству, и на улицах с тобой
уже не заигрывают, а в очередях говорят "женщина".
Вдруг или не вдруг, но поймешь наконец: молодость ушла, ждать больше
нечего. И тогда приходит это сосущее желание спрыгнуть на ходу, начать все
сначала.
Игра началась в понедельник. Это я очень хорошо запомнила, что в
понедельник. Не суеверна, а все-таки...
- Не будем спешить, - сказал мне тот, кто брал меня на работу -
директор этого учреждения. - Устраивайтесь, знакомьтесь с людьми. Дня так
через три... думаю, мы уже сможем поговорить?
- Да, конечно.
- Значит, в понедельник. Я сам к вам загляну. Прямо с утра.
Мы все успели за три дня. Выписали и повесили шторы, переставили и
распределили столы, привезли из дому цветы на окна. Даже предварительно
набросали планы. К все время, пока мы, обживаясь, сновали по этажам,
вокруг кипела дружная и непонятная жизнь большого учреждения. А в
понедельник нас встретила тишина.
Нет, мы это не сразу заметили. Просто так, ярко и деловито, в стылой
темени ноябрьского утра сияли окна - все, кроме наших трех, и мы стыдливо
прошмыгивали по лестнице, радуясь, что не встретили никого на пути. Еще
полчаса, чтобы прийти в себя после транспортных передряг - и мы услышали
тишину. Никто не ходил и не разговаривал в коридорах, не хлопали двери, не
трещали машинки, не звенели телефоны. Ти-ши-на.
Почему-то никто не решился выяснить, в чем дело. Сбились в дальней
комнате и ждали обещанного визита.
В десять у меня сдали нервы. Что угодно, лишь бы не ждать!
Так все и было, как я чувствовала: кроме нас в здании никого.
Эд сидел, поигрывал желваками на скулах, и в глазах уже не страх, а
злость. Перепуганные девочки, позеленевший Сашка, - а кругом тишина.
Опасность. Страх. И я собралась. Легче, когда есть за кого отвечать. Я и
ответила на прямой взгляд Эда:
- Саша, останетесь с девочками. Эд, вы со мной?
Бродили. Бесстыдно заглядывали в столы, натыкаясь неожиданно на
интимные вещи. Копались в бумагах, пытаясь хоть что-то разузнать об этой
конторе.
Без толку. В первый день не поняли, а потом все исчезло. Бумаги из
папок, личные вещи из столов.
Нет, по порядку. Просто в пять ноль-ноль входная дверь оказалась
открытой, и мы вышли на волю. Мы даже не кинулись наутек. Постояли, с
ужасом глядя, как гаснут окна - вразброд, словно и правда в разных
комнатах люди по-разному кончают работу.
- Завтра приходить? - робко спросила Ада.
Я поглядела на них, подумала, взд



Назад