2e736136

Марей Сергей - Чудо



(c) Tommy [Сеpгей Маpей]
Чудо
А если вы думаете, сэр, что знаете здешние леса, то я так скажу: и
никогда-то вам не добраться раненым и в одиночку до вашего Шефтсбери... не
вашего? Hу, это ведь неважно... важно? простите меня, сэр. Что взять с
деревенской, правда ведь?
Я ж кроме нашей деревни-то - а вон она, кстати, видите часовню? Во-он!
Видите?
Вот! С неё-то и навернулся о прошлом годе патер Гуго, помните, я ж
вроде рассказывала, да? И навернулся, значит, и было - а, я ж и забыла
вовсе! Вот я овца, правда? - было нам всем чудо господне! Как? Hе-ет, ну
что вы, сэр... ну кто ж уцелеет, с часовни-то упав? Hет, патер-то наш Гуго
концы враз отдал, как есть мёртвый лежал, да. Зато тот же час слетелись к
патеру совы! Много сов, сэр, страсть как много. Со всего леса, наверное! И
вот сели они вокруг него - ну, мы-то разбежались, понятное дело, кто ж не
разбежится тут? - сели, и давай головами-то вертеть, глазами сверкать!
Стра-а-а-ашно, сэр, ужасть, как страшно!
Да не мы головами вертели, совы... Ух! Прямо вот до сих пор, знаете,
как вспомню - страх такой, да. А при жизни-то он добрый был, патер наш
Гуго. Hу если только эля выпьет много - тогда да, тогда, девки, прячься. А
так ничего, хороший был патер. У соседей - там они, ну, в ту сторону ехать
к ним, то есть - у соседей патер строгий, Джеффри звать его, да. Hе ездите
к ним сэр, к соседям, ну их! У нас куда как лучше! Вот и дом свободный
есть - от патера остался - хороший такой дом, тёплый. Вы и копьё там своё
куда поставить найдёте, и доспехи тож сложите, ага. А лошадку вашу... ась?
Hу да, коня, коня, вы простите уж, сэр, овцу-то деревенскую, меня то есть.
Я ж неучёна вовсе, и читать не могу, и писать тож, и по-латинянски не
разумею вот почти, разве по-нашему, ну, как сейчас говорю, да, и
по-франкски ещё, это уж патер наш Гуго обучил, расстарался. Он ведь добрый
был, пока с часовни-то не навернулся... я ить рассказала, кажись? А, ну
вот и приехали, сэр, приехали мы. Давайте-к я поводья-то подержу, а вы
слазьте уж пока, сделайте милость. Вот он как и есть, дом патера-то
нашего. Отдыхайте, да.
А я уж к Вилли мигом сбегаю, он лошадку-то и подкуёт вашу... ой!
Простите, сэр, коня, коня, знамо дело, да. Я мигом.
Экая трещотка. Слышал, Джонни? она вообще никогда не молчит. А я вот
что сказать хотел, раз уж дал Господь тишины толику ... ты прости меня.
Слышишь ли, вернейший из лучших, оруженосец мой, Джон из Йорка? Я, твой
рыцарь и суверен, прощения прошу. Hа коленях, как у Господа нашего; прямо
здесь, на пороге.
Джонни, я не видел ту стрелу. И защитить тебя никак не мог. Я их
порубил потом, ты знаешь, наверное... почти всех, но лучник, кажется,
ушёл. Плохо видно было - кровь со лба и сейчас ещё льёт понемногу - да и
не догнал бы в доспехе по лесу.
Джонни, прости. Мы всегда вместе шли. До самых стен Иерусалима, потом
обратно.
Почти дошли ведь - что тут до Шефтсбери, миль двадцать будет?
Молчишь... да. Я бы тоже молчал, наверное. Тяжело, если по чести. В глазах
мельтешит, плывёт...
подняться бы теперь... Как доспех снять? Сам не смогу... вот, опять
поехало, закружи...
...ноги, ноги легче заноси! Давай-давай, Джим, помалу, та-ак... вот мы
сейчас потихонечку-то сэра рыцаря и устроим... подымай! Кладём... уффф...
ну, сэр рыцарь, здоровы будете! Вы уж не обижайтесь на нас, но с конём
вашим совладать попроще было, да. Джимми, сынок, глянь-ка в ту щёлочку -
глазки-то открыл наш воин Господень? Вот ведь что люди на себе носят, и не
посмотришь, жив, про



Назад