2e736136

Маринина Александра - Иллюзия Греха



Маринина А.Б.
Иллюзия греха
Анонс
Шесть лет назад мать Иры Терехиной искалечила себя и троих своих де-
тей. Но и спустя годы трагедия не дает забыть о себе. Один за другом по-
гибают люди, которые могут дать информацию о таинственном человеке, ко-
торый был когда-то знаком с матерью девушки.
ГЛАВА 1
При взгляде на эту комнату с лежащим посредине на полу трупом старой
женщины почему-то возникала ассоциация с Достоевским. Убийство старухи
процентщицы. Хотя убитая, по предварительным данным, ростовщичеством не
занималась и ломбард на дому тоже не устраивала. Более того, обстановка
в большой квартире в "сталинском" доме свидетельствовала о достатке и
аристократических корнях хозяев.
Когда-то в этой квартире жил известный ученый, академик Смагорин, но
было это давно. Погибшая, Екатерина Бенедиктовна Анисковец, была его до-
черью. Трижды за свою жизнь побывав замужем, она столько же раз меняла
фамилию, но не вместо жительства. В этом доме она жила, пожалуй, дольше
всех его обитателей. Только ее квартира была отдельной, остальные давно
превратились в коммуналки с постоянно меняющимися жильцами. Одни получа-
ли или покупали новое жилье и уезжали, другие въезжали в результате раз-
менов с родственниками или супругами. Двери квартир были утыканы разно-
мастными кнопками звонков и карточками с фамилиями, и только дверь в
квартиру Екатерины Бенедиктовны имела один-единственный звонок и краси-
вую металлическую дощечку с надписью: "Академик В. В. Смагорин".
Судебно-медицинский эксперт осматривал тело, эксперткриминалист кол-
довал над поисками следов. Убийство явно втянуло на корыстное, совершен-
ное с целью ограбления, уж очень богатой была квартира и беспорядок в
ней царил ужасный. Сразу видно - здесь что-то искали.
- У погибшей есть родственники? - спросил следователь Ольшанский у
соседки, приглашенной в качестве понятой.
- Не знаю, - неуверенно отозвалась молодая женщина в спортивном кос-
тюме. - Я здесь не так давно живу, всего полгода. Но мне говорили, что
детей у нее нет.
- Кто в вашем доме может хоть что-нибудь рассказать про Анисковец?
Кто здесь давно живет?
- Ой, не знаю, - покачала головой соседка. - Я здесь мало с кем обща-
юсь, я ведь только снимаю комнату. Хозяйка квартиру купила, а комнату в
коммуналке сдает. Беженцы мы, - добавила она, - из Таджикистана. От нас
тут все шарахаются как от чумных, будто мы заразные какие. Так что с на-
ми не очень-то разговаривают.
Да, от соседки толку было мало. Предстоял долгий поквартирный обход,
чтобы собрать хотя бы первоначальные сведения о пожилой женщине, безжа-
лостно убитой ударом чем-то тяжелым по затылку.
С жильцами своего дома покойная Екатерина Венедиктовна действительно
почти не общалась, но вообще-то приятельниц и знакомых у нее было нема-
ло. Коренная москвичка, она здесь выросла, закончила школу и универси-
тет, работала в Историческом музее. И всюду заводила друзей. Конечно,
сегодня живы были уже далеко не все. Но все равно тех, кто мог бы расс-
казать о погибшей, было достаточно много.
В первую очередь Ольшанский велел найти тех ее знакомых, которые час-
то бывали у Анисковец и могли хотя бы приблизительно сказать, что именно
у нее похищено. Такой человек нашелся - бывший муж Екатерины Бенедиктов-
ны Петр Васильевич Анисковец. С покойной он развелся лет пятнадцать на-
зад, когда ей было пятьдесят девять, а ему - шестьдесят два. И все пят-
надцать лет он продолжал приходить в гости к Екатерине Бенедиктовне,
приносил цветы и трога



Назад